Маленький храм - большая история!

Антипин Н.А.

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-1905 ГГ. В ДОКУМЕНТАХ ОБЪЕДИНЁННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ                                

В фондах ОГАЧО сохранились уникальные документы, которые представляют неизвестные страницы истории Русско-японской войны. Около века архивные дела, посвященные санитарно-лечебному делу в войсках, организации помощи увечным и сиротам, сбору пожертвований на нужды армии и флота, личная переписка ожидали исследования. Однако за последнее время основная часть документов ОГАЧО по обозначенной тематике изучена.

С началом войны с Японией в 1904 г. Челябинск занял заметное место в организации снабжения фронта, санитарно-лечебного дела и процессе мобилизации армии. И всё это благодаря железной дороге, соединившей Южный Урал с Европейской Россией, Средним Уралом и Сибирью. Близость транспортных путей позволила организовать в Челябинске, Миасском заводе и Перми крупные военные госпитали и лазареты. Кроме того, лазареты Красного Креста действовали в Златоусте, Симском заводе, Екатеринбурге, Невьянском заводе, Нижнем Тагиле и других населенных пунктах уральских губерний.

Значительный пласт документов ОГАЧО содержат информацию об организации санитарно-лечебного дела в войсках. Прежде всего, это документы госпиталей, развернутых в Челябинске и в Миасском заводе в 1904-1906 гг., дела о постройке войсковой бани на станции Челябинск, документы о деятельности лазарета Красного Креста на переселенческом пункте, Челябинской городской и переселенческой больниц (1). Безусловно, данная проблема отражена и в документах органов городского самоуправления (2).

По материалам указанных фондов возможно проследить деятельность Челябинской внутренней эвакуационной комиссии (ЧВЭК). Главная задача ЧВЭК заключалась в поддержании благополучной санитарной обстановки в проходящих войсках, для чего неподалёку от железнодорожной станции Челябинск в 1904-1905 гг. был построен санитарный комплекс (баня, прачечная и дезинфекционный флигель) (3). Для решения этих же задач в Челябинске и Миасском заводе в разное время действовали госпитали. В Челябинске первым свою работу начал 109-й запасной госпиталь (120-170 мест), действовавший с 30 сентября 1904 г. по 23 марта 1906 г. (4) 18 июня 1905 г. на станции Челябинск открылись 1-й и 2-й сводные полевые госпитали на 420 мест каждый (расформированы к маю 1906 г.) (5). В Миасском заводе запасный госпиталь принимал раненых и больных военнослужащих в январе-октябре 1906 г.(6) Кроме того, на Челябинском переселенческом пункте действовал лазарет Красного Креста на 80 мест (с 30 июля 1904 по 1 марта 1906 гг.) (7). Военное ведомство также использовало Челябинскую городскую и переселенческую больницы, которые вместе приняли более трёх тысяч военнослужащих (8)

Фонды лечебных учреждений и органов городского самоуправления позволяют представить систему мер по борьбе с распространением инфекционных заболеваний в проходящих по железной дороге войсках. Документы госпиталей содержат интересные сведения о состоянии военной медицины, заболеваниях в армии, методах лечения. Делопроизводство военных госпиталей даёт статистическую информацию о заболеваемости в войсках, о смертности, об эффективности лечения, о распространенных болезнях и ранениях. Поддаётся изучению возрастной, конфессиональный, социальный состав демобилизованных военнослужащих. Этот же источник позволяет представить бытовую, повседневную стороны жизни военнослужащих, обслуживающего персонала и вообще города в условиях военных действий, происходящих далеко в Восточной Азии. Архивные документы органов городского самоуправления помогают определить роль местной власти в организации санитарно-лечебного дела в плане обслуживания лечебных учреждений.

Другой важный вопрос освещают архивные материалы фондов военных госпиталей и городской власти – это отношение военнослужащих, челябинцев, местной власти к войне и внутриполитическим событиям. Мы можем посмотреть на войну, власть, революционную обстановку в стране глазами офицера и солдата. Сохранились документы, указывающие на настроения служителей военных госпиталей и больных.  Из архивных источников видно, что к концу Русско-японской войны председатель ЧВЭК К. Жданович неоднократно обращает внимание главных врачей госпиталей на низкий уровень дисциплины офицеров и нижних чинов, антиправительственные и богохульные высказывания солдат (9). Последние месяцы 1905 г. в госпиталях отмечены волнениями: среди архивных документов встречаются письма руководства госпиталей, призывающие солдат не принимать участие в политических собраниях, рапорты смотрителей о неповиновении нижних чинов и допросы активных участников событий (10)

В фондах органов городского самоуправления отложились документы челябинских управы и думы, которые рассказывают о принятии местной властью известия о Русско-японской войне, поддержке монарха в трудное военное время. Подтверждение этому находим в документах. На экстренном заседании думы гласные повергли к стопам императора «выражение величайшей преданности престолу, глубочайшее обожание своего монарха и уверения в готовности по слову державного вождя сложить достояние и жизнь за родину» (1). Состоялись торжественные «молебны с коленопреклонением о даровании победы российскому воинству» (12). 3 марта 1904 г. в Челябинске прошла торжественная встреча командующего Маньчжурской армией генерала А.Н. Куропаткина (13).   

Важным вопросом является восприятие войны мирными жителями. Пролить свет на данную проблему помогают документы о пожертвованиях жителей Челябинска и уезда на нужды армии и флота, в пользу новобранцев, больных и раненых военнослужащих, в помощь увечным и сиротам, а также пожертвования на Красный Крест (14). Горожане с воодушевлением и патриотизмом встретили известие о войне с Японией, что отразилось на активности в сборе пожертвований. Документы рассказывают, что в феврале 1904 г. был создан Челябинский Общественный комитет по сбору и распределению пожертвований на нужды войны, который за три месяца собрал 2870 рублей 9 копеек (15). В Челябинске устраивались благотворительные спектакли. 22 февраля 1905 г. Евдокия Покровская организовала благотворительный «базар-аллегри», на котором выручено 2095 рублей 69 копеек (16). Однако к концу войны объемы пожертвований уменьшились, что указывает не только на экономический кризис, но и на изменения в общественном сознании.

С началом Русско-японской войны на органы местного самоуправления легла ещё одна обязанность: помощь сиротам и увечным воинам. В ОГАЧО данный вопрос представлен документами челябинской управы и долгодеревенского станичного правления (17). Из документов Челябинского Общественного комитета видно, что комитет занимался оказанием помощи челябинцам, пострадавшим от войны. Например, в феврале 1904 г. городская дума ассигновала одну тысячу рублей (18). А к концу 1905 г. Общественный комитет имел в своём распоряжении около шести тысяч рублей на оказание помощи сиротам (19). Кроме того, в Челябинском уезде действовал «Алексеевский комитет по призрению детей лиц, погибших в войну с Японией», который к началу 1907 г. выявил в уезде 29 сирот (20).  

Уникальной является и личная переписка участника Русско-японской войны с родными, которая сохранилась в ОГАЧО (21). Этот источник по истории войны 1904-1905 гг. позволяет представить восприятие боевых действий рядовым участником – казаком Уйской станицы Оренбургского казачьего войска А.А. Масловым. Письма содержат ценную информацию о передвижениях оренбургских казаков на фронте, об их участии в боевых действиях, о настроениях, царивших среди казаков и солдат. А.А. Маслов подробно описывает свой неустроенный полевой быт, однако на войне его больше волнует оставленная семья и хозяйство. Письма опубликованы в 2003 г. (22)

 

Таким образом, ОГАЧО сохранил для исследования обширный пласт документов, посвященных истории Русско-японской войны 1904-1905 гг. Более чем в четырнадцати фондах обнаружены материалы по данной тематике. Архивные источники позволяют выяснить отношение к войне среди различных сословий. Обнаруженные документы дают возможность изучить процесс взаимодействия фронта и глубокого тыла с раскрытием особенностей передвижения армии по железной дороге, организации санитарно-лечебного дела в войсках. Представленные архивные документы раскрывают влияние войны 1904-1905 гг. на общественное сознание, провинциальную жизнь. Изученные материалы ОГАЧО подтверждают, что Русско-японская война выявила возросшее значение Челябинска (в том числе и в военно-стратегическом плане), которое изменилось после строительства железной дороги, не только для региона, но и империи в целом.

Источники: 

1)         ОГАЧО, ф. И-146 «Челябинский 2-й сводный госпиталь», оп. 1, д. 1-13; ф. И-156 «Челябин-ский сводный полевой госпиталь», оп. 1, д. 1-18; ф. И-157 «Челябинский полевой запасный госпиталь № 109», оп. 1, д. 1-52; ф. И-158 «Миасский запасный госпиталь», оп. 1, д. 1-20; ф. И-148 «Комиссия по постройке войсковой бани в г. Челябинске», оп. 1, д. 1-2; ф. И-13 «Управление Челябинского переселенческого пункта», оп. 1, д. 317, 363, 369, 391-394, 396-399, 402, 415, 425 и др.; ф. И-98 «Челябинская городская больница», оп. 1, д. 47.

2)         ОГАЧО, ф. И-1 «Челябинская городская дума», оп. 1, д. 6960, 6964; ф. И-3 «Челябинская городская управа», оп. 1, д. 694, 695, 719, 761, 785, 794, 795, 797, 812, 822, 828, 829, 846, 848.

3)         ОГАЧО, ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 5; ф. И-148, оп. 1, д. 1, л. 69-69 об., 77.

4)         ОГАЧО, ф. И-156, оп. 1, д. 15, л. 489.

5)         ОГАЧО, ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 1, 21.

6)         ОГАЧО, ф. И-158, оп. 1, д. 2, л. 102; д. 3, л. 2-2 об.

7)         ОГАЧО, ф. И-13, оп. 1, д. 425, л. 119, 121 об.

8)         ОГАЧО, ф. И-98, оп. 1, д. 47, л. 1; ф. И-13, оп. 1, д. 415, л. 103.

9)         ОГАЧО, ф. И-156, оп. 1, д. 15, л. 71; д. 4, л. 337-337 об.; ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 47, 51-52 и др.

10)       ОГАЧО, ф. И-156, оп. 1, д. 3, л. 137-138 об.; ф. И-157, оп. 1, д. 41, л. 9-10, 14-14 об.; ф. И-58 «Челябинское уездное полицейское управление», оп. 1, д. 2.

11)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, л. 3 об.; ф. И-1, оп. 1, д. 6960, л. 23 об.

12)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, л. 3-3 об.

13)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 800, л. 2; ф. И-1, оп. 1, д. 6960, л. 33 об.

14)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, 801; ф. И-6 «Челябинский городской мещанский староста», оп. 1, д. 268; ф. И-68 «Челябинский Христорождественский собор», оп. 1, д. 16, 17.

15)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 801, л. 116-116 об.

16)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 801, л. 71 об.-72.

17)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, 801, 835, 876; ф. И-7 «Долгодеревенское станичное правле-ние», оп. 1, д. 62.

18)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, л. 8.

19)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 784, л. 25.

20)       ОГАЧО, ф. И-3, оп. 1, д. 876, л. 32, 33-34 об.

21)       ОГАЧО, ф. П-596 «Истпарт Челябинского обкома КПСС», оп. 1, д. 56.

22)       См.: Калинкина Е.А. «Но я писать не утихаю…»: Письма казака А. Маслова родным с Рус-ско-японской войны 1904-1905 годов (по материалам Челябинского испарта) // Вестник Че-лябинского университета. Сер. 1. История. 2003. № 1. С. 102-114.