Маленький храм - большая история!

"ДА ВОЗНЕСЁТ ВАС ГОСПОДЬ В СВОЁ ВРЕМЯ..."

( ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОСЛАВНЫХ ИКОН ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ "УМИЛЕНИЕ" И "ПОРТ - АРТУРСКАЯ В КРЫМСКОЙ, РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНАХ И СОХРАНЕНИИ ПРАВОСЛАВИЯ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ) 

Стромов П.А.

В Чесменском районе Челябинской области расположен посёлок с необычным названием Порт-Артур. Это название посёлку дали донские и уральские казаки, участвовавшие в обороне крепости Порт-Артур в период русско-японской войны 1904 – 1905 г.г. Удалось установить их фамилии: Новиков Степан Фёдорович (сохранилась его могила, которую необходимо привести в порядок и поставить небольшой памятник), Татаркин И., Моисеев Ф., Гредякин Х., другие не установлены. О существовании этого посёлка мне стало известно два года назад при прочтении книги уральского краеведа Н.И. Шувалова «От Парижа до Берлина по карте Челябинской области». Я несказанно обрадовался своему открытию этого посёлка и вот почему. С 7-го класса средней школы меня чрезвычайно волнует всё, что связано с темой русско-японской войны, особенно морской её составляющей. Также, в детстве, после поездки на крымские курорты в моей памяти оставила неизгладимый след поездка на экскурсию в, тогда ещё закрытое административно-территориальное образование, город-герой Севастополь: экскурсии по Малахову кургану, 4-му бастиону, Сапун-горе и др. Два ярчайших события в истории России: Севастопольская страда 1854-55 г.г. и героическая оборона Порт-Артура 1904-05 г.г. навсегда очаровали меня красотой, величием и глубиной подвига русского воинства, русского оружия. Мой интерес к событиям русско-японской войны был настолько силён, что он со временем перерос в родственную связь. Так случилось, что моя жена оказалась потомком генерал-адьютанта Н.П. Линевича, который принимал активное участие в формировании, комплектовании и обучении номерных восточно-сибирских полков, стойко оборонявших Порт-Артур, в сражениях в Манчжурии, а после отставки командующего русской Манчжурской армией генерала А.Н.Куропаткина, назначен на пост главнокомандующего вооружёнными силами на Дальнем Востоке. Однако о том, что моя жена – потомок генерала Линевича, я узнал только после женитьбы. На протяжении довольно долгого времени (12-13 лет) я пытался понять и разобраться, что же связывает эти две героические эпопеи (о существовании этой связи я догадывался интуитивно), две войны, имеющие много общего и схожего, как в причинах, ходе и итогах, так и в событийном ряде. О некоторых фактах из этого ряда и пойдёт разговор в этой статье, а также и том, как духовно, географически и исторически связана наша южноуральская земля с упомянутыми мною событиями, и как можно в дальнейшем укрепить эту связь для того, чтобы сохранить один из важнейших признаков отличия человека от животного – память.

Начну с войны Восточной 1853-56 г.г. или как её ещё называют Крымской. Во многих историографиях (почти во всех), посвящённых этой войне имеет место абсолютное игнорирование православной составляющей этого глобального противостояния. Инспирированный Францией двухлетний спор с Россией о «святых местах» закончился тем, что в январе 1853 года ключи от Вифлеемского храма (церковь Яслей Господних) и Иерусалимского храма (церковь Гроба Господнего) были демонстративно, с большим шумом отняты у православной общины, которой они традиционно принадлежали, и под давлением Парижа переданы турецкими властями Палестины католикам. Было грубо и публично нарушено закреплённое договорами право России на покровительство православия в Турции. Унижение православных святынь – постоянная черта поведения агрессоров в этой войне. Не случайно она получит также другое название – «битва за Ясли Господни». В этом ряду – бомбардировка английскими фрегатами 18-19 июля 1854 года Соловецкого монастыря. В этом ряду – избрание главной мишенью для нападения именно Крыма и Севастополя, который являлся не только военной базой России на Чёрном море, но и колыбелью русского православия. И в этом же ряду – надругательство над прахом четырёх великих русских адмиралов в склепе Владимирского собора со стороны англо-французских войск после оставления русскими войсками южной части Севастополя.

Идеологи Восточной войны, стоявшие за кулисами её кукловоды, отчётливо  осознавали подлинное значение событий, их сакральный смысл. Архиепископ Парижский кардинал Сибур подчёркивал: «Война, в которую вступила Франция с Россией,  не есть война политическая, но война священная. Это не война государства с государством, народа с народом, но единственно война религиозная. Все другие основания, выставляемые кабинетами, в сущности, не более, как предлоги, а истинная причина, угодная Богу, есть необходимость отогнать ересь… укротить, сокрушить её. Такова признанная цель этого нового крестового похода, и такова же была скрытая цель и всех прежних крестовых походов, хотя участвовавшие в них и не признавались в этом». Премьер-министр Великобритании лорд Генри Пальмерстон определял идеал (цель) восточной войны следующим образом: Аландские острова и Финляндия возвращаются Швеции, Литва, Эстония, Курляндия и Лифляндия на Балтике уступаются Пруссии. Польское королевство восстанавливается, как барьер между Германией и Россией, поглощая земли Белоруссии и Украины. Валахия, Молдавия, Бессарабия и устье Дуная передаются Австрии. Крым, Черкесия и Грузия отбираются у России. Отчётливо видно, что по этому сценарию Россия должна была быть отрезана от Чёрного и Балтийского морей и фактически прижата к Уральскому хребту. Крымская война была первой в новое время попыткой насильственного расчленения России, задуманной и спланированной в Европе. Против России объединённым фронтом выступили, по сути, все европейские государства.

С началом боевых действий император Николай I отправил в Севастополь список с иконы Божией Матери «Умиление», перед которой всю жизнь молился и скончался преподобный Серафим Саровский. Главнокомандующий войсками князь А.С.Меньшиков в лучших традициях «образованного» общества оставил её в каком-то чулане. Только после запроса государя о судьбе иконы её разыскали, но на Южную сторону Севастополя в сражавшуюся армию так и не отправили, оставив на Северной стороне. Именно Северная сторона города, как известно, так и не была взята неприятелем. (1)

Анализируя события последних 20-и лет русской истории, можно сделать горький вывод о том, что в общих чертах идеал лорда Пальмерстона почти воплотился в жизнь, но к счастью у России есть ещё и Урал – опорный край державы. Цель, долг и задача нашего поколения на мой взгляд – это, помятуя горчаковское «Россия сосредотачивается» и макаровское «Помни войну», сплотиться, храня верность традициям наших предков и их такой несовременной тысячелетней вере, для созидательного труда по приведению нашей Родины в состояние глубокой духовности, процветания и благородства.

Теперь обратимся  к событиям войны русско-японской 1904-05 г.г. Короткая, но яркая и трагичная, Русско-японская война удивительным образом оставила в народной памяти более глубокий след, чем 1-ая мировая Транссибирская магистраль, строительство которой началось в 1891 г. предоставляла русскому народу возможность нового пути, напрямую и без посредников выйти на мировые рынки. Более того, Россия сама становилась одним из основных посредников в мировом торговом обмене с азиатскими странами, ибо путь в Китай по Сибирской железной дороге оказывался вдвое короче, чем морской путь через Суэцкий канал. Имея протяжённую общую границу с азиатскими странами и обустроив незамерзающие морские порты на Тихом океане, Россия становилась совершенно независимой от господствующего положения Англии на море и превращалась в мощного конкурента Британской империи во всей Азии и на Дальнем Востоке. Такой политический и экономический успех России могла остановить только война. И она была развязана Японией. Но за её спиной стояли другие. Англия, США, Германия, Италия использовали Японию как ударную силу, вооружили, обеспечили материально и финансово. (2)

… Сто лет назад, в 1903 году, в Бесарабии, старик-матрос был разбужен каким-то странным шумом, как бы от сильного ветра. Проснувшись, он увидел Божию Матерь в окружении Ангелов, во главе с Архистратигом Божиим Михаилом и Архангелом Гавриилом, стоявших будто бы прямо перед ним, и в то же время на берегу какого-то морского залива, спиною к воде. В руках Богоматери был большой плат или полотно, окаймлённое сиреневой каймой, а посреди был изображён Нерукотворный Лик Спасителя. Одета была Богородица в синий хитон, покрытый верхним одеянием коричневого цвета. На берегу залива в тумане был виден город в огне; на этот город и были обращены взоры Владычицы, Она благословляла его Нерукотворным образом Спаса. Над головою Её в облаках ослепительного света Ангелы держали корону, увенчанную другой короной из двух перекрещивающихся радуг. Наверху короны был крест. Выше Ангелов и корон на престоле славы восседал Господь Саваоф, окружённый ослепительным сиянием, по которому были видны слова: «Да будет едино стадо и Един Пастырь». Богородица попирала своими стопами обоюдоострый обнажённый мечь.

Потрясённый всем виденным, матрос испытал сильнейшее смущение, но Матерь Божия, ободрив его, сказала: «России предстоит вскоре очень тяжёлая война на берегах далёкого моря. Многие скорби ожидают её. Напиши образ, что видишь сейчас, и отправь Его в Порт-Артур. Если образ мой утвердится в стенах города, то Православие восторжествует над язычеством и русское воинство получит победу, помощь и покровительство». Затем ослепительно-белый необычайной красоты свет озарил комнату - и видение исчезло.

11 декабря 1903 года матрос Феодор пришёл в Киево-Печерскую лавру и поведал братии о своём чудесном видении. Матрос Феодор был один их последних живых участников славной Севастопольской обороны (вот она связь времён!). Он плавал под началом известного адмирала Нахимова, прошёл всю севастопольскую страду, был награждён серебряным Георгиевским крестом, был ранен, чудом остался жив. Рассказ старика-матроса необычайно взволновал богомольцев Киево-Печерской лавры. (3)

27 января началась русско-японская война. Икона была написана известным киевским живописцем П.Ф.Штронде, не взявшим за работу ни гроша. Средства на необходимые для иконы материалы были собраны из добровольных народных пожертвований. В кратчайшие сроки икона была написана и стала именоваться, как икона Пресвятой Богородицы Порт-Артурская или Торжество Пресвятой Богородицы. Обращаю внимание на тот факт, что Матерь Божия держала в Своих Пречистых руках плат с изображением Нерукотворного Лика Спасителя. Этот образ имел особое значение в русской истории. Он укреплялся обычно на крепостных вратах русских городов, как некий духовный щит. Однако завет Пресвятой Богородицы не был исполнен.

Из Киево-Печерской лавры образ доставили в Петербург, оттуда железной дорогой (которая проходила и проходит через Челябинск, икона была в нашем городе!) во Владивосток. Из-за многочисленных бюрократических проволочек, людского недомыслия и слабоволия происходили всевозможные задержки, которые привели к тому, что японские войска успели перерезать железнодорожное сообщение с Порт-Артуром, до прибытия туда иконы Пресвятой Богородицы Порт-Артурская. Морским путём икону также, как не пытались, доставить не смогли. Героическая крепость Порт-Артур, лишённая духовного щита, завещанного Пресвятой Богородицей, после беспримерной 329-и дневной обороны путём предательских сепаратных переговоров генерала Стесселя с японским командованием была сдана… Как тут не вспомнишь ситуацию в Севастополе с князем Меньшиковым и иконой Пресвятой Богородицы «Умиление».

На Южном Урале после окончания русско-японской войны были построены часовни, установлены памятники. В Челябинской области их сохранилось всего два и две часовни. Многое было разрушено, и только эти уцелели и сейчас оберегаются и почитаются жителями области:

- с. Миасское (Красноармейский район). Здесь в центре села стоит памятный знак, на котором высечены имена, отчества, фамилии убитых, умерших и пропавших без вести, а также оставшихся в живых казаков 11-го и 12-го полков Оренбургского казачьего войска;

- г. Юрюзань (Катав-Ивановский район). Жители этого города были призваны на флот и служили на Тихоокеанских кораблях. Матросы-юрюзанцы, участвовавшие в войне с Японией, - М. П. Чернецов, И. Д. Буренков, И. С. Вавилов - награждены за героизм, проявленный при обороне Порт-Артура, Знаками отличия военного ордена – Георгиевский крест, И. А. Воробьев - тем же Знаком отличия военного ордена - дважды. Погибшим землякам жители Юрюзани соорудили мемориал – часовню;

- с. Травники (Чебаркульский район). Памятник казакам станицы Травниковской, погибшим в русско-японской войне. На нём нанесены фамилии, имена и воинские звания 181 погибшего, умершего и участвовавшего в войне казака станицы Травниковской Оренбургского казачьего войска;

- с. Степное (Пластовский район). Казаки станицы Степной также участвовали в русско-японской войне. В память о погибших на народные деньги была сооружена мемориальная часовня.

В нашем родном городе Челябинске, в Центральном районе, на северной стороне проспекта Ленина (пересечение пр. Ленина и ул. Красная, рядом с д.62а по пр. Ленина) растут пять необычных деревьев – лиственницы даурские (Larix  dahurica  Turcz.). Нигде в городе и его окрестностях таких деревьев нет. Возраст этих деревьев – больше ста лет. Их история начинается во время русско-японской войны 1904 – 1905 г.г.

В те далёкие годы по всей России возникали комитеты по оказанию помощи пострадавшим воинам и их семьям. Над крышами зданий Переселенческого пункта, Народного дома и дома Сапеги-Ольшевского (первый этаж д.62а по пр. Ленина) взметнулись белые полотнища с красным крестом. Флаги были видны издалека, они означали, что здесь находятся госпитали для пострадавших в русско-японской войне (подтверждается данными Объединённого государственного архива Челябинской области, в которых отложились документы по истории русско-японской войны, санитарно-медицинскому делу  в годы войны на Южном Урале, социальной защите участников войны – южноуральцев и их семей и личная  переписка участника войны Маслова А.А., список фондов и дел приведён в приложении). 

В дом ссыльного польского аристократа, действительного статского советника Владислава Фердинандовича Сапеги-Ольшевского попал тяжелораненый на войне армейский офицер (биографические данные неизвестны). Находясь в критическом состоянии, он попросил Ольшевского посадить семена дальневосточной лиственницы, которые он вез на свою Родину в память о войне.

Хозяин дома не смог отказать тяжелораненому офицеру и распорядился посадить семена. Офицера не стало через два месяца…

При доме был большой сад, доходящий до середины сегодняшнего проспекта Ленина. Там и были посажены семена лиственниц.  На следующий год появились побеги. За ними стали ухаживать появившиеся в доме польского аристократа инвалиды войны. Они же огородили росшие деревья посадками обыкновенной и дальневосточной сирени, которые мы также видим сегодня. Эта история стала известна челябинскому краеведу Владимиру Георгиевичу Борисову из личных бесед с очевидцами тех событий, жителями нашего города: Погудиной Ганной Ефимовной (1890–1981), Ращупкиной Зоей Евсеевной (1907–1991), Грищаниновым Валентином Александровичем (1910 – 1990).

В наши дни это место скромно называют «Зеленый уголок», забыв поставить в начале слово «мемориальный». 

Русско-японская война началась в ночь на 28 января (10 февраля) 1904 г. Об этом сразу же стало известно в южноуральских губерниях. Из Челябинского уезда в 1904-05 г.г. было призвано на военную службу для нужд открывшихся фронтов 3424 человека. В Оренбургской губернии была подготовлена Оренбургская казачья дивизия в составе двух бригад. Всего в апреле-мае на фронт уехало около 250 офицеров и 4700 нижних чинов. Потом, для восполнения потерь, в район военных действий направлено еще 297 оренбургских казаков. Два полка отправило на фронт Уральское казачье войско. Из Уфимской губернии на фронт также ушли воинские части, среди них были три пехотных полка, квартировавших в г.Златоусте: 243-й Златоустовский, 214-й Мокшанский и 242-й Черноярский. Примечательно, что 30 июня 1904 г. в г.Златоуст приехал последний русский император Святой царь-мученик Николай II, чтобы проводить на фронт 214-й Мокшанский и 242-й Черноярский пехотные полки. Император благословил полки иконами и напутствовал их перед дальней дорогой. Всего с Южного Урала ушло на фронт по предварительным данным 20500 человек. Известны некоторые боевые потери: из 4054 человек «мокшанцев» убитыми и ранеными – 2339, из 4950 человек Оренбургской казачьей дивизии убитыми и ранеными – 299.

Известие о начале войны вызвало патриотический подъем среди народа и военных.         Южноуральцы участвовали во всех крупных сражениях русско-японской войны, многие из них погибли, многие были удостоены высоких наград. Удалось установить пока только 1579 фамилий южноуральцев, участвовавших в боевых действиях в Манчжурии и на море. Из них многие награждены. Среди них есть генералы, офицеры и нижние чины. (Лично мной установлены данные 19 человек.)

Наши земляки сражались под Вафангоу, Ташичао, Ляояном, Мукденом, на реке Шахе, обороняли Порт-Артур и участвовали в первом сражении русско-японской войны у Чемульпо. Известно, что за бои под Ташичао Андрей Смолин и Иван Скрыпов были удостоены Знаком отличия военного ордена – Георгиевский крест. Мухаметжан Вахитов, призванный из Верхнеуральска, служил на легендарном "Корейце", который вместе с крейсером "Варяг" сражался у Чемульпо в ночь на 28 января (10 февраля) 1904 г. Вахитов попал в плен и долгих два года находился в Японии. По возвращении на родину М. Вахитова удостоили высоких наград, а в Верхнеуральске его стали называть "японцем".

При обороне Порт-Артура отличились казаки станицы Синар-2 (ныне село Нижняя Санарка Троицкого района). Всего из этой станицы на театр военных действий отправилось 35 казаков, многие из них были награждены. Особо отличился казак Тихон Николаевич Игуменцев (награжден Знаком отличия военного ордена – Георгиевский крест и медалью "За оборону Порт-Артура"). Ему было разрешено сфотографироваться с пленным японцем (тогда это считалось наградой и доказательством храбрости, патриотизма).

Героизм проявили южноуральцы и в Мукденском сражении. В нем особенно отличился 214-й пехотный Мокшанский полк. Воины этого полка в течение десяти дней держали оборону на правом фланге русской армии и, постоянно контратакуя неприятеля, не допустили окружения русских войск. В этом бою Мокшанский полк понес большие потери: из 4000 штыков в строю осталось 700, погиб командир полка полковник П. П. Побыванец (похоронен в г.Златоусте). За свой подвиг полк получил особые знаки отличия: офицеры - нагрудные знаки, солдаты - знаки на головные уборы с надписью "За отличие в русско-японской войне 1904-1905 гг.". В этом сражении участвовали все воинские подразделения, сформированные на Южном Урале. Благодаря содействию Администрации Президента России и Консульского департамента Министерства иностранных дел по моему запросу в Челябинск была доставлена капсула с землёй с места сражения на реке Шахе в 20 километрах от г.Шеньяна (бывший г.Мукден). Эта земля полита кровью наших земляков-южноуральцев. Капсула была освящена в храме Христа Спасителя в Москве у мощей Святого князя Михаила Тверского, Святого Иоанна Златоуста и других святых Веры Православной. Чуть ранее мною была привезена капсула со священной землёй, взятой с Малахова кургана и 4-го бастиона в городе-герое Севастополе. Факты забора земли в обоих случаях подтверждаются официальными бумагами и фотографиями. Земля из этих капсул была мною смешана с целью символического олицетворения упомянутой мною выше связи двух великих событий на нашей уральской земле.

В Мукденском сражении отличился капельмейстер 214-го пехотного Мокшанского полка Илья Алексеевич Шатров. За храбрость он был награжден орденом Святого Станислава с мечами и стал вторым в русской армии капельмейстером, удостоенным столь высокой чести. Под впечатлением пережитых трагических событий И. А. Шатров написал ставший знаменитым на всю страну вальс "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии" или, как его чаще называют, "На сопках Маньчжурии".

По окончании войны казаки-герои, защитники Порт-Артура, о которых рассказано в вначале статьи, помятуя славную эпопею, своим решением назвать вновь устроенное ими поселение сохранили и увековечили подвиг доблестных моряков и защитников Порт-Артура. Нам же необходимо продолжить  и подхватить, как эстафету поколений, дело, начатое казаками, по увековечиванию памяти о русско-японской войне, значение которой по-прежнему остаётся в тени. Необходимо осуществить ряд духовно-патриотических конкретных дел, направленных на то, чтобы оживить эту память в воссоздании образов тех далёких лет. Под этим мною подразумевается:

1. Сооружение памятника или мемориальной доски южноуральцам (казакам, морякам и солдатам) участникам русско-японской войны в городе Челябинске (к чему есть исторические, биологические и архитектурные основания);

2. Возведение киота, а дальнейшем и часовни, во имя иконы Пресвятой Богородицы Порт-Артурская в посёлке Порт-Артур;

3. Создание в посёлке Порт-Артур музейной экспозиции «Подвиг крепости Порт-Артур», а в военно-морском музее школы № 147 или в Областном краеведческом музее отдельной экспозиции, посвящённой этой теме. В рамках создания этих экспозиций можно будет организовать поездку школьников -потомков тех самых Моисеевых, Новиковых, Гредякиных и Татаркиных в китайский город Люйшунь (бывший Порт-Артур), тем более, что правительством РФ 2007 год объявлен годом Китая в России.

4. Для комплектования упомянутых музейных экспозиций экспонатами (модели кораблей, рельефные карты с макетами укреплений и позиций) организовать привлечение школьников и студентов в судомодельные кружки и мастерские.

Тема Порт-Артура в России ещё далеко не закрыта и дело здесь не в территориальных приобретениях, а в воспитании подрастающего поколения, возрождении православных традиций, укреплении уральского края и всего государства в целом. Названием статьи выбрана фраза выбитая на медали участника Русско-японской войны 1904-05 г.г. Хочется верить и надеяться на то, что время по-настоящему вознести память о героях той поры настало…

Л и т е р а т у р а:

1. «Битва за Ясли Господни» Чем на самом деле закончилась Крымская война. В.Казарин. «Литературная газета» 2-8 февраля 2005 г. № 4.

2. Былинин С. Русско-японская война 1904 – 1905 Утраченные возможности. М.: «Цейхгауз», 2006 год.

3. Порт-Артурская икона Божией Матери. С-Петербург: «Сатисъ Держава», 2005 год, брошюра.

4. АПРЕЛКОВ, А. В. Судьбы казацкие / А. В. Апрелков, Л. А. Попов. - Челябинск: Книга, 2002. - 381 с.: ил. С. 81 - 85: Русско-японская война. 1905 год.

5. ГОРШКОВ, Ю. Г. Дороги Оренбургского казачьего войска / Ю. Г. Горшков, П. Г. Свечников, В. И. Глуховский, Ю. И. Аверьянов и др. - Челябинск: Рекпол, 2002. - 144 с. С. 4 - 14: Русско-японская война и участие в ней казаков ОКВ.

6. АБРАМОВСКИЙ, А. П. Оренбургское казачье войско в трех веках / А. П. Абрамовский, В. С. Кобзов. - Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 1999. - 450 с. С. 223: Оренбургские казаки в русско-японской войне.

7. БЫКОВ, В. В. Оренбургское казачье войско в русско-японской войне 1904 - 1905 гг. / В. В. Быков // Оренбургское казачье войско: Поиски. Находки. Открытия: сб. науч. ст. - Челябинск, 1999. - С. 75 - 89.

8. ИСТОРИЯ казачества азиатской России: в 3 т. т. 2 / Гл. ред. В. В. Алексеев. - Екатеринбург: УрО РАН, 1995. - 253 с. С. 70 - 85: Казачество востока России в русско-японской войне.

9. МИХАЙЛОВА, Н. В. Участие казаков в русско-японской войне / Н. В. Михайлова // История казачества Урала: учеб. пособие. - Оренбург; Челябинск, 1992. - С. 162 - 168.

10. СЕМЕНОВ, В. Оренбургские казаки в русско-японской войне 1904 - 1905 гг. / В. Семенов // Гостиный двор (Калуга). - 1995. - N 1. - С. 167 - 174.

11. КОБЗОВ, В. С. Уральская Варна / В. С. Кобзов. - Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 1992. - 92 с. С. 56 - 57: Казаки Варненской станицы в русско-японской войне.

12. ЧУЙКИН, Н. Травниковцы в русско-японской войне / Н. Чуйкин // Южноуралец (Чебаркуль). - 1991. - 5 нояб.

13. ОКУНЦОВ, Ю. Мокшанский (214-й) пехотный полк / Ю. Окунцов //Златоустовская энциклопедия. - Златоуст, 1997. - Т. 2. - С. 42 -43. О воинском формировании, участвовавшем в войне.

14. ИВАНОВСКИЙ, П. Полк стоял в городе / П. Ивановский // Златоуст. рабочий. -1994.- 2 марта.

15. ОКУНЦОВ, Ю. Шатров Илья Алексеевич / Ю. Окунцов, В. Чабаненко // Златоустовская энциклопедия. - Златоуст, 1997. - Т. 2. - С. 225. О капельмейстере оркестра 214-го Мокшанского полка в Златоусте, авторе вальса "На сопках Манчжурии".

16. РОХМИСТРОВ, Е. Д. За веру, царя и отечество / Е. Д. Рохмистров // Южноуралец (Чебаркуль). - 1996. - 19 сент. Воспоминания очевидца событий времен войны.

17. ШУШПАНОВ, С. Письма с далекой войны: (к 90-летию рус.-яп. войны 1904 - 1905 гг.) / С. Шушпанов // Отечество (Уфа). - 1994. - 9, 16, 23 апр. Письма офицеров 243-го Златоустовского пехотного полка с передовой.

18. ОГАЧО, ф. И – 1 Челябинская городская дума, 1887 – 1914 гг.;

19. ОГАЧО ф. И – 3 Челябинская городская управа, 1872 – 1919 гг.;

20. ОГАЧО ф. И – 6 Челябинский городской мещанский староста, 1745 – 1913 гг.;

21. ОГАЧО ф. И – 7 Долгодеревенское  станичное правление, 1843 – 1913 гг.;

22. ОГАЧО ф. И – 13 Управление Челябинского переселенческого пункта, 1884 – 1917 гг.

23. ОГАЧО ф. И – 68 Челябинский Христорождественский собор, 1803 – 1907 гг.;

24. ОГАЧО ф. И – 98 Челябинская городская больница, 1873 – 1913 гг.;

25. ОГАЧО ф. И – 146 Челябинский Второй сводный госпиталь, 1905 – 1906 гг.

26. ОГАЧО ф. И – 148 Комиссия по строительству войсковой бани в Челябинске, 1904 – 1905 гг.;

27. ОГАЧО ф. И – 156 Челябинский Сводный полевой госпиталь, 1905 – 1906 гг.;

28. ОГАЧО ф. И – 157 Челябинский Полевой запасный госпиталь № 109, 1904 – 1906 гг.;

29. ОГАЧО ф. И – 158 Миасский Запасный госпиталь, 1905 – 1906 гг.;

30. ОГАЧО ф. П – 596 Комиссия по истории партии при Челябинском обкоме ВКП(б), 1920 – 1939 гг.).